fbpx

В Сорочинске создателю горнолыжного спуска не платят зарплату

Да что говорить, это именно он добился того, чтобы о Сорочинской горнолыжке заговорили во всероссийском масштабе. А теперь Петру Георгиевичу не платят зарплату, которая, к слову, у него и без того минимальная…

С чего всё начиналось

У Петра Георгиевича Григорьева всегда был интерес к экстремальным видам спорта. Например, в 1989 году он становился чемпионом области по дельтапланеризму. А, кроме того, у него — золотые руки и прекрасные знания в области техники. В 2008 году пенсионеру пришла в голову идея, попробовать своими силами устроить горнолыжный спуск. Склон выбранной горы “Маяк” — 300 метров, перепад высоты — 50 метров. Сначала он арендовал здесь землю, очистил её от мусора и собственноручно построил подъемник на гидроприводе.

Год местные лыжники покатались, а потом предложили: “А давай мы тебя свозим на настоящую горнолыжку! Посмотришь, что это такое”.

Сказано — сделано. Пётр Георгиевич посетил Самару, горнолыжный курорт “Красная горка”. Пообщались с его директором. Они оказались единомышленниками-одногодками, тот смог ответить на “тысячу вопросов”, подчеркнул Петр Георгиевич. Далее его отвезли на Самарские канатные дороги. К слову, Оренбургскую канатную дорогу построили именно они. Познакомился с директором и этой организации. Подарили энтузиасты несколько пар лыж, помогли и консультативно, и всякими “железками”, рассказал Пётр Григорьев.

Вооружившись новыми знаниями, решено было организовать новый электрический подъемник. Но на горе не было электроэнергии, и существовала огромная проблема с дорогой.

Я на вездеходе еще как-то проезжал. А лыжники бросали автомобили прямо в поле и шли пешком к горе. Со всех сторон к месту экстремального отдыха шли дети. И мне приходилось раскладывать свой “цыганский табор”, и так каждый день.

Петр Георгиевич каждый день цеплял к своему джипу будку, которая исполняла роль своеобразного “офиса”. Там находились лыжи, сноуборды и ботинки, люди могли переодеваться. Кроме того, возил электростанцию, которую приобрел на собственные средства. С её помощью и включал электрический подъемник.

Возить туда-сюда технику и снаряжение на протяжении всего зимнего сезона было трудно как физически, так и финансово. Позднее был создан новый подъемник, который создатель считает самым удачным из технических проектов, воплощенных в жизнь. Привод — механический, от машины. Кроме того, Пётр Григорьевич умудрился проложить до своего детища дорогу. Как он сам считает, это было наиболее затратно в финансовом плане.

А местная администрация вообще никак не помогала энтузиасту. 

Никакой помощи от властей не было. Я постоянно приходил, но всегда слышал, что возможности помочь у них не имеется… С шапкой ходил по местным предпринимателям – помогали, кто, чем мог. Тысяч сто набрал. Нужно было покупать лыжи, сноуборды, ботинки, снаряжение, а оно всё такое дорогущее… Комплект — тысяч 30 — 50 смело стоит..

С положительной точки Пётр Георгиевич отмечает местных дорожников и нефтяников. Они помогали чистить дорогу, выделяли технику. Несмотря на отсутствие помощи от властей, мужчина не сдавался. Он проехал по всем близлежащим горнолыжкам: Кувандык, Самара, Абзаково, Банное.

Везде знакомился с директорами, скупал б/у технику, спортинвентарь, списанное мне иногда даже дарили — ремонтировал сам. Но нужно было идти дальше, горнолыжные спуски делать.. А для этого нужен был ратрак (специальное транспортное средство на гусеничном ходу, используемое для подготовки горнолыжных склонов и лыжных трасс). В 2013 году я заказал маленький ратрак во Владивостоке, быстро мне его доставили. Стоимость — 800 тысяч рублей. В администрации Сорочинска по-прежнему не нашли возможности помочь, пришлось влезть в долги…

Все эти годы на горнолыжке шла серьезная работа.

Электричество проводил, дорогу строил, инвентарь закупал, ратрак и подъемники ремонтировал, строил на горе гостевой дом, скважины бурил — всё делал параллельно.

Естественно, за свой счет и средств, которые выделяли немногочисленные инвесторы.

Около миллиона рублей на более мощный поломанный ратрак (который самому же и удалось починить), около 4 миллионов рублей — для бурения двух водных скважин (объема которых не хватает для снежных пушек).

Кроме того, Пётр Георгиевич стал председателем некоммерческой организации “Оренбургская областная некоммерческая организация экстремального спорта”. Это стало необходимым для того, чтобы на горе появилась электроэнергия, поскольку частному лицу это было сделать невозможно.

Следующая серьезная покупка — снеговые пушки. Естественный снег легко сдувается ветром, что является огромной проблемой для Сорочинска и нашей степной погоды. Для горнолыжных трасс существуют специальные снежные пушки, которые создают ядра снежинок и получается более плотный искусственный снег. Его удерживают различными способами: устанавливают щиты, делают посадки.

У Петра Георгиевича три такие пушки, однако, для создания такого снега нужно неплохо постараться, в том числе, и в финансовом плане. Суточный расход электроэнергии — около 3 000 рублей на одно устройство. А, кроме того, снеговые пушки требуют серьезного расхода воды: от 30 до 45 кубометров воды в час. “Оснежить” гору в Сорочинске можно примерно за неделю, а в дальнейшем только добавлять снег в нужные места.

О проекте энтузиаста узнали

После того, как про затею Петра Георгиевича раструбили СМИ, а сам он побывал в Аппарате Президента РФ, проектом энтузиаста заинтересовалось Правительство Оренбургской области и решило построить здесь государственный подъемник.

В итоге, на горе Маяк серьезно обновили комплекс. Там стало 6 трасс: три — для лыжников и сноубордистов, и три — для катания на тюбингах. На горе установили обещанный подъемник, был приобретен еще один ратрак.

Снесли старый гостевой дом, вместо него построили новый. Установили вагончики для проката спортинвентаря — лыж, сноубордов и «ватрушек». За пять дней гору засыпали искусственным снегом, потому что естественного снега в Оренбуржье в 2017-ом практически не было. Вскоре в гостевом доме обустроили два гостиничных номера и большой зал, где пенсионер организует для посетителей комплекса бесплатный чай с вареньем. На обустройство комплекса, как рассказал Петр Григорьев, было выделено около 60 000 000 рублей.

Но всё не так просто

Технику поставили на государственный баланс. Сорочинский “Куршевель” стал правительственным объектом, а пенсионер и еще несколько работников были официально трудоустроены на зарплату в 11 тысяч рублей.

Должность Петра Георгиевича — начальник канатной дороги. Ремонт всей техники — за ним. Практически всё осталось на своих местах: те же работники, те же обязанности. Многократно выросла нагрузка, а курорт превратился в платный.

И не решилась, наверное, самая главная проблема, которая все три года является камнем преткновения: не доведена до ума водная скважина.

Один сезон воду на гору привозили на водовозках и пожарных машинах с трёх близлежащих районов, однако, это оказалось слишком дорогим удовольствием. В следующий год решили привезти снег с полей.

Навозили его с грязью и с камнями! Какая трасса из такого снега получится? Отдыхающие приедут, испортят лыжи и сноуборды о грязь и камни, и больше не приедут. От этого способа мы тоже решили отказаться.

Для решения вопроса со скважиной Пётр Георгиевич ездил в Москву. Ему обещали с наступлением тепла провести геолого-изыскательные работы, наконец-то, доделать до конца водную скважину и помочь с решением других технических проблем.

Однако, из-за эпидемии COVID-19 работы, естественно, были отложены, а сам Петр Георгиевич говорит, что в такое время не имеет морального права даже звонить и спрашивать, когда вопрос с горнолыжкой решится. Однако, считает, что это может произойти и не в 2020-ом, а поэтому, под угрозой и следующий сезон. 

Еще одна проблема, которую Пётр Георгиевич решает прямо сейчас — создание техники для прокладки трассы для тюбинга.

Трасса представляет собой желоб, который очень проблематично сделать ратраком.

Он конструирует легковой автомобиль, поставленный на гусеницы, с встроенными позади неё грузовыми шинами. Но это решит только одну из проблем.

Вопрос со скважиной остается открытым.

В минувшем сезоне всё сразу пошло кувырком. Сразу задрали цены практически в три раза. У меня горнолыжка считалась социальной, 200 рублей — за час проката инвентаря взрослому, 100 рублей — для детей, плюс скидки хорошистам и отличникам. А теперь исчезли все скидки, час проката — 400 рублей. Людей на таких условиях стало гораздо меньше. Кроме того, из-за отсутствия нормальной скважины, наша трасса — хуже не придумаешь! Без искусственного снега горнолыжка работать не будет, нужна вода. Строители провели водовод только до 2/3 горы, и умудрились так сдать объект. Я считаю, что нашей власти выгодно, чтобы курорт “заглох”, и не было бы больше тратиться.

Администрация Сорочинского горокруга курирует некоммерческую организацию, созданную Петром Григорьевым, меняет руководящих лиц организации и выделяет средства, причем, совсем не в том объеме, как было запланировано. Вместо 3,5 миллионов выделяется только 1,5 миллиона, которых не хватает на зарплаты сотрудникам, рассказывает пенсионер. В этом году ни он, ни директор НКО не получили свои зарплаты. Хватило на зарплаты только сторожам, которые, к слову, тоже выполняют кучу других обязанностей помимо основных.

Возможно, горнолыжный курорт является слишком дорогим удовольствием для местной власти.

Последнюю зарплату Пётр Георгиевич Григорьев получил в ноябре. Но, несмотря на это, продолжает конструировать новую технику, закупает за свой счет еду для гостевого дома. Следит за состоянием подъемников, продолжает обивать пороги инстанций, чтобы хоть как-то решить вопрос со скважиной. Но… периодически слышит в свой адрес: “Ты там всё равно ничего не делаешь”…

Наши корреспонденты попытались получить комментарий в Администрации Сорочинского городского округа. Однако, беседовать с нами здесь отказались…

Let’s block ads! (Why?)

Читайте также:  Электричка «Кувандык-Оренбург» на переезде протаранила «Дэу Нексию»
Источник