fbpx

Как делать продукты, которые меняют мир. Опыт Endel, Loona и Anytype

О потерянном времени и ошибках мышления

Гончар: Меня очень триггернули слова о том, что, как бы тупо это ни звучало, чтобы «дизраптить» продукты, нужно просто над ними работать. MSQRD для меня был пятой компанией. До этого у меня была другая, на которую я потратил 4 года своей жизни и потом ещё пытался инвестировать в неё. Короче, меня не отпускало: «Как же так, я столько времени потратил, а бизнеса там не было». Есть такая ошибка мышления — тяжело отпускать то, над чем ты работаешь. Мне кажется, важно поймать правильный момент, когда нужно отпустить, а когда — удержать. И тут на самом деле очень тяжело, потому что разные ситуации бывают.

Карпов: Это факт, да. И каждый раз думаешь, что, может быть, через месяц всё станет по-другому.

Ставицкий: «Может, я там не добил лбом, а там вот столечко осталось…» А на самом деле, там может ещё нужно долбить несколько лет.

Карпов: Это же ещё может мучить несколько лет — ты будешь про это думать. А потом появятся ребята, которые сделают что-то похожее, — и станет ещё хуже.

Пронин: Всё то же самое бывает с партнёрами. У меня был неудачный опыт, когда вроде бы всё складывалось, но я выбрал партнёров, скажем так, другого типа — с ними некомфортно было работать. И вот ты сам себе говоришь: «Ну, ещё чуть-чуть, ещё чуть-чуть». Точно так же, как с идеей, тянешь с партнёрами, но это до хорошего не доводит. Это очень большой такой learning.

Гончар: Да, опыт научил, что какие-то вещи нужно воспринимать в лоб и начинать решать проблемы, как только их видишь. То есть не давать, условно говоря, шанс времени, что всё само рассосётся, а поворачиваться лицом к проблеме и решать вопросы.

Ну, в целом, у нас было где-то 8 компаний, из которых MSQRD получила известность и ещё пара набирает обороты. Мы обсуждали в своём кругу, почему эти оказались удачными, а другие — нет. Есть в этом какой-то магический момент. Когда мы делали MSQRD, особо не думали про какую-то бизнес-модель, ничего заранее не просчитывали, анализ рынка не делали. Мы просто увидели какие-то сигналы и начали делать: собрали «демку» и показали друзьям. Вообще, я очень люблю что-нибудь собрать и дать какому-нибудь человеку. То есть ты у себя в каморке сидел, фантазировал, делал, изобретал, представлял, как им будут пользоваться, — и вот он, момент истины, как люди будут реагировать. И мы увидели, что люди такие — раз, и сразу «залипли», это цепляло их внимание. Начали потихоньку развивать-развивать. Именно в MSQRD у нас моментально всё произошло: от начала до продажи компании три с половиной месяца прошло.

Ставицкий: Три с половиной месяца?! Мне всегда было дико интересно, как вообще на вас Face­book вышел? Почему? Как это произошло?

Гончар: Большие корпорации не могут создавать новые продукты и технологии и поэтому постоянно мониторят рынок. И когда мы MSQRD запустили, в первый месяц набрали миллион пользователей, во второй — десять. Мы просто стали заметными, к нам все начали приходить. В целом, мы пришли к выводу, что история MSQRD — это, скорее всего, исключение, потому что очень много факторов сложилось. При этом, конечно же, мы сами «экзекьютили», очень жёстко работали и не профукали шанс. И с компаниями, которые у нас дальше тоже стали получаться, есть какой-то магический момент: ты начинаешь это делать, и космос тебе всё приносит сам. Я не знаю, как это происходит. Самое главное — не бояться и не упускать эти возможности.

Когда мы MSQRD делали, это было настолько по приколу, для души. И в этом тоже есть какой-то секрет, который я ещё не могу объяснять. Я не про то, что типа это не ради денег. Но по большей части — ради вот этого кайфа: ты делаешь, у тебя получается, и все кайфуют. Но при этом несправедливо говорить, что плохо делать что-то ради денег. Потому что деньги — это тоже эквивалент импакта, который ты делаешь. Но в то же время это не должно быть самоцелью, потому что желание заработать — это плохая цель для компании. Нужно как-то чувствовать, что твоё дело тебя прёт и ты приносишь что-то новое.

В целом, у нас подход такой: мы смотрим, что на рынке работает. Условно, есть вот приложения-разукрашки, но мы видим, что они все похожи друг на друга — вроде как души в них нет. То есть в целом прикольно, люди ими пользуются и расслабляются, но это можно сделать намного круче. Так мы и сделали Loona — приложение, которое помогает расслабиться в конце тяжелого дня и уснуть. Это как 3D-разукрашка следующего поколения. То есть мы берём тему, которая работает, и делаем её next lev­el (конечно, для этого должна быть какая-то экспертиза). Это, во-первых, помогает продавать идею людям, потому что нечто подобное уже существовало. И во-вторых, поскольку это — next lev­el, люди подсознательно чувствуют качество и выбирают этот продукт. Ты шагаешь буквально чуть-чуть впереди индустрии — и тебе открывается настолько много разных дверей и каких-то новых возможностей. И это тоже очень прикольно. Потому что до тебя туда ещё никто не шагнул — ты как первооткрыватель. Но в целом, любые идеи не новы. Много концептов существовало — это просто как бы микс всего, что было.

И желательно, прежде чем что-то начинать, заранее сесть и продумать свой глобальный план. Убедиться, что твоя идея — не фантазия, ты не космос какой-то делаешь, а реально сможешь это людям продать. Нужно объяснить самому себе, почему через 10 лет это может стоить миллиард.