fbpx

ОренБест

Лучшее в Оренбурге. Мы делаем город понятнее

Обучеение программированию в Оренбурге
Обучеение программированию в Оренбурге
Интервью с Виктором Железновым
Новости Оренбурга

Интервью с Виктором Железновым, находящимся под арестом

Небольшое интервью с Виктором Железновым, находящимся под арестом оренбургским предпринимателем, собственником СГЦ «Вишневский», подозреваемым в незаконном получении субсидии.

— Вы ждали ареста?

— нет, это стало для меня неожиданностью. Я прилетел из-за границы, от следствия не уклонялся, активного «сопротивления» следствию не предпринимал.

— Если бы знали, что арестуют, вернулись бы? Точнее спрошу — посещали ли Вас мысли не возвращаться и «переждать» следствие за границей?

— Нет. во-первых здесь оставались дети, во-вторых здесь мое дело и не вернуться- значит, наверняка потерять его, в- третьих, я не считаю, что я в чем-то неправ, бегать не буду.

— Арест проходил как рядовое процессуальное действие или все понимали, что это «арест не для ареста»?

— Я понимал и убежден, что арест в такой форме, как проходил у меня и у Маслова — форма давления, всем известно, что есть другие способы ограничения свободы- подписка о невыезде, домашний арест, залог, следствием не приведено убедительных доводов о необходимости именно ареста.

— Сколько чел в камере, за что они задержаны?

— 3 человека, наркотики

— Для вас это шок? Как вы раньше относились к контркультуре?

— «контркультурой» я никогда не интересовался, я исключительно «светский» человек. Я вам так скажу — для любого человека, который не жил «блатной романтикой» тюрьма — это шок, в той или иной мере.

— Кто на кого оказывает, если можно так сказать, большее влияние — вы на сокамерников или сокамерники на вас? Кто кого меняет?

— Наверное все-таки я на них.

— Вы знаете о том, что после Вашего ареста были распространены сведения о том, что у Маслова «нашли» при обыске 500 млн? До вас дошли распространяемые кем-то и не нашешие подтверждения слухи о, якобы прошедших, обысках у губернатора?

— Об этих слухах я знаю, думаю что это делается однозначно для того, чтобы оказать на меня давление. Склонить к «сотрудничеству», внести элемент неуверенности в мою позицию.

— До ареста или до уголовного дела, вы обращали внимание на то, как устроена судебная система РФ? У вас не было мысли о ее несовершенстве?

— Нет, я не обращал внимание на эту сферу. При том уровне инвестиций которые я делал, с той чистотой с которой я вел бизнес — я думал, что меня это не касается.

— Как Вы думаете, ваш бизнес сейчас под угрозой захвата или разорения?

— Да

— Что бы Вы хотели добавить?

— Я хотел бы сказать своим коллегам и друзьям, всем предпринимателям, которые меня знают лично или нет — поймите, осознайте, каждый из вас, в любой момент может оказаться в тюрьме, никто не может чувствовать себя сегодня в безопасности.Источник

Поделись в соцсетях