fbpx

Философия стоиков как путь к успеху: почему чтобы попасть в цель, нужно перестать этого хотеть

Райан Холидей — бывший маркетолог Amer­i­can Appar­el и автор бестселлеров, среди которых — «Поверьте мне, я вру. Признания медиаманипулятора». В последнее время он приобрёл репутацию философа, а The New York Timesназвал его популяризатором стоицизма. В своей новой книге он с помощью трудов античных и буддистских философов, а также на примере мировых лидеров, великих спортсменов и предпринимателей доказывает, что иногда лучшее, что можно сделать для своего дела, — это ничего не делать и поменьше думать. Потому что главный секрет успеха — спокойствие. Книга «Сила спокойствия» недавно вышла в издании «Манн, Иванов и Фербер». Inc. публикует фрагмент, посвящённый отключению лишнего шума и высвобождению разума.


Спокойствие — это ключ ко всему. Для того чтобы стать лучшим родителем, лучшим художником, лучшим инвестором, лучшим спортсменом, лучшим учёным, лучшим человеком. Разблокировать всё, на что мы способны в этой жизни.

Любой, кто концентрировался настолько сильно, что его озаряло вдохновение, знаком со спокойствием. Если кто-то приложил все усилия, ощутил гордость свершения и понял, что в загашнике не осталось абсолютно ничего, — это спокойствие. Если кто-то шагнул вперёд и выплеснул в толпу все тренировки в едином миге выступления — это спокойствие, хотя здесь есть и активное движение. Если кто-то провёл время с мудрым человеком и увидел, как тот за две секунды решает проблему, месяцами лишавшую нас равновесия, — это спокойствие. Если кто-то бродил в одиночку по тихой улочке ночью в снегопад, смотрел, как свет мягко падает на пушистые хлопья, и ему становилось теплее оттого, что он ощущал себя живым, — это тоже спокойствие.

Смотреть на пустую страницу, видеть, как слова превращаются в блестящую прозу, и недоумевать, откуда они взялись; стоять на мелком белом песке, смотреть на окружающую природу и ощущать себя частью чего-то большего; проводить тихий вечер с любимым человеком; радоваться, что сделал что-то хорошее; сидеть наедине со своими мыслями и впервые обрести способность думать о них так же, как мы думаем их. Это — спокойствие.

Каждый из нас на протяжении жизни сталкивается с кризисами. Бизнес на грани краха. Решение о будущей карьере. Момент, когда от нас зависит вся игра. Эти ситуации потребуют всех наших ментальных ресурсов. Эмоциональный быстрый ответ — бездумный, недоделанный — не решит проблему. Не подойдёт, если мы хотим сделать всё правильно. Не подойдёт, если мы хотим сделать всё возможное.

В таких ситуациях мы должны:

  • присутствовать целиком;
  • очищать свой разум от предубеждений;
  • не торопиться;
  • спокойно сидеть и размышлять;
  • не отвлекаться;
  • сравнивать советы со своими убеждениями;
  • размышлять, не впадая в ступор.

Мы должны культивировать ментальное спокойствие, чтобы преуспеть в жизни и благополучно преодолеть множество кризисов на своём пути. Это будет нелегко. Но это важно.

Ограничьте вход

Чтобы ясно мыслить, каждому важно знать, как отсеять существенное от неважного. Недостаточно иметь склонность к глубоким размышлениям и трезвому анализу: у лидера должны быть ещё время и пространство.

В современном мире это не так просто. В 1990‑е годы политики стали изучать то, что назвали эффектом CNN: круглосуточный показ последних новостей приводит к тому, что политики и руководители реагируют на них слишком быстро, в то время как любая другая их реакция затруднена. Слишком много информации, каждая мелочь подставлена под микроскоп, достоверные сведения перемешаны со спекулятивными домыслами — и мозг перегружается.

Сейчас эффект CNN представляет проблему не только для президентов и генералов, но и для всех людей. У каждого из нас есть доступ к куда к большему объёму информации, чем мы в силах использовать. Мы говорим себе: это часть моей работы, я должен быть в курсе происходящего, — а в результате тратим драгоценные минуты на необязательные лично для нас новости, предлагаемые лентами информагентств, отчёты, встречи и другие виды реагирования.

Мы должны остановить это. «Если ты хочешь стать лучше, — заметил однажды Эпиктет, — смирись, что будешь выглядеть глупцом в посторонних вопросах».

Ко времени, когда вы доберётесь до действительно важных вещей, они по-прежнему будут важны. Неважные же проявят свою малозначимость или попросту исчезнут. И вы спокойно, без ненужной спешки и изнеможения сможете уделить внимание действительно заслуживающему рассмотрения.

Попытки успеть везде являются проявлением определённого эгоизма или даже ненормальности — идёт ли речь об известном телешоу, последних слухах из какой-либо области или квалифицированном комментарии о политическом кризисе на Ближнем Востоке, в Африке, Азии, климатологии, во Всемирном банке, на саммите НАТО — и так до бесконечности.

Хотите хорошего результата на выходе — следите за входом. Это требует дисциплины. Это означает меньшее количество предупреждений и уведомлений, блокировку входящих сообщений на смартфоне с помощью функции «Не беспокоить» и отправку электронных писем в подпапки.

Ощущения, с которыми вы просыпаетесь рано утром, когда ваш разум свеж и ещё не испачкан шумами внешнего мира, — вот территория, которую стоит защищать. То же самое относится к зоне, в которой вам хорошо работается. Не позволяйте выбивать вас оттуда чужому вторжению. Ставьте барьеры. Подберите правильные желоба, по которым несрочные и неважные дела будут скатываться к соответствующим людям.

Выбрасывайте мысли из головы

Великий мастер стрельбы из лука Ава Кензо не сосредоточивался на обучении технике. Он почти не тратил времени на то, чтобы объяснять ученикам, как надо целиться и спускать тетиву, предлагая им просто стрелять, пока выстрел «не будет слетать, как спелый плод». Он предпочитал обучать важному ментальному умению — отрешённости. «На твоём пути, — сказал Кензо своему ученику Ойгену Херригелю, — слишком много сознательного желания».

Именно это желание контролировать процесс и мешало Херригелю в учёбе, мешало по-настоящему овладеть искусством, к которому он стремился. Кензо хотел, чтобы ученики выбросили из головы мысль о попадании в мишень. Он хотел, чтобы они отключились от самой идеи достижения результата. «Попадание в цель, — говорил он, — это всего лишь внешнее доказательство и подтверждение вашей бесцельности в высшем проявлении, вашей безличности, вашего забвения себя или как вам ещё нравится называть это состояние». Это состояние — спокойствие. Но отрешённость и бесцельность вовсе не выглядят продуктивным подходом, не так ли? Именно с этим досадным затруднением и желал познакомить своих учеников Кензо. Большинство из них (как и мы) хотели, чтобы им говорили, что нужно делать, и показывали как. При этом предполагается, что о нас заботятся. Но сознательное желание должно быть силой. Забота работала, пока мы были детьми и желали преуспеть в школе. Как можно улучшить результат без этого? Как это способно помочь попасть в яблочко? Давайте отойдём назад.

Вы когда-нибудь замечали, что чем больше мы чего-то хотим и чем настойчивее при этом действуем, тем труднее добиться результата? Такие виды спорта, как гольф и стрельба из лука, — отличные примеры. Если вы желаете ударить по мячу по-настоящему сильно, удар не получится. Будете ориентироваться на мяч — дёрнете клюшку и отправите его в лес. Энергия, которую вы тратите на прицеливание и направление стрелы, особенно поначалу, не тратится на улучшение вашей формы. Если вы чересчур зациклены на технических аспектах стрельбы, то не можете в необходимой степени расслабиться. Как говорят сегодня стрелки, «медленно — это плавно, плавно — это быстро».

Спокойствие — фактически способ обеспечить наилучший результат. Расслабленность даст вам больше контроля, чем жёсткое сцепление, — хоть в отношении метода, хоть в отношении конкретного результата.

Естественно, мастер Кензо понимал: к началу XX века умение, которому он обучал, уже не являлось вопросом жизни и смерти. Никому не нужно было уметь стрелять из лука ради выживания или пропитания. Но важными оставались другие навыки, необходимые для достижения мастерства: сосредоточенность, дыхание, настойчивость, ясность. И важнее всего — способность позволить событиям идти своим чередом. В жизни, в боевых искусствах, в спорте нам нужно расслабиться, стать гибкими, попасть туда, где ничто не преграждает путь — включая собственную одержимость результатами. Актёр не превращается в персонажа путём раздумий; он должен освободиться, отрешиться от техники и погрузиться в роль. Предприниматели не ходят по улицам, специально выискивая благоприятные возможности, — они открывают себя миру и замечают мельчайшие детали вокруг. То же касается комиков и даже родителей, стремящихся хорошо воспитать ребенка.

«Каждый пытается стрелять естественным образом, — писал Кензо, — но почти у всех есть какая-то стратегия, какой-то мелкий искусственный технический трюк, на который они опираются. Чисто технические уловки в конечном счете не ведут никуда». Овладение нашей ментальной сферой, каким бы парадоксальным это ни казалось, требует отойти от жёсткости слова «мастерство». Мы обеспечим себе необходимое спокойствие, если сосредоточимся на отдельных шагах, постигнем процесс и откажемся от погони. Мы будем думать лучше, если не станем думать слишком усердно.

Большинство учеников в широком смысле — в стрельбе из лука, йоге или химии — подходят к предмету с серьёзными намерениями. Они сконцентрированы на результате. Они хотят получить самый высокий балл или оценку. Они прихватывают с собой весь предыдущий «опыт». Они хотят пропустить ненужные шаги и быстрее перейти к привлекательным новым знаниям. В результате их трудно учить, а сами они быстро расхолаживаются, когда оказывается, что путь труднее и длиннее ожидаемого. И они перестают присутствовать. Они не открыты опыту и потому не могут учиться.

В школе Кензо ученик сначала полностью сдавался, полностью отрешался от идеи прицеливания, проводил месяцы в метании стрел в сноп сена, находящийся всего в нескольких метрах, и только потом учитель произносил: «А теперь новое упражнение — стрельба по мишени». И даже после того как ученик начинал попадать в мишень, Кензо не особо осыпал его похвалами. Напротив, после попадания в яблочко Кензо побуждал «заниматься, как если бы ничего не произошло». Но то же самое он говорил и после плохого выстрела! Когда ученики просили больше указаний, он отвечал: «Не спрашивайте, а делайте!»

Он хотел, чтобы ученики растворились в процессе, чтобы они отказались от своих представлений о том, как выглядит стрельба из лука. Он требовал, чтобы они присутствовали, были пусты и открыты — и чтобы могли учиться. В индуизме, буддизме, сикхизме и джайнизме могущественным символом является цветок лотоса. Он поднимается из ила в пруду или в реке, но при этом свободно и безмятежно плавает по поверхности воды. В каком-то смысле лотос также воплощает принцип высвобождения. Красиво и чисто, но достижимо и смиренно. Одновременно и прикреплено, и отделено. Подобного баланса мы и хотим добиться. Если мы будем стремиться к какому-нибудь призу — признанию, богатству, власти, — то мы упустим цель. Если мы слишком сосредоточимся на цели, как предупреждал Кензо своих учеников, мы отвлечёмся от процесса и искусства, необходимых для попадания.

Что нам следует делать? Практиковаться. Что нам следует делать? Избавляться от сознательного желания. Чем ближе мы к мастерству, тем меньше нам интересны конкретные результаты. Чем мы более созидательны и способны к сотрудничеству, тем менее терпимы к самомнению или ненадёжности. Чем мы более умиротворены, тем более производительны. Только через спокойствие решаются досаждающие проблемы. Только через снижение стремления поразить цель достигаются самые трудные цели.